Полинезийцы спасли улиток от своих потомков, сами о том не подозревая.

Древние полинезийцы настолько высоко ценили раковины таитянской улитки, что развезли её по окрестным архипелагам за тысячи километров от острова. Опасный эксперимент их потомков уничтожил улитку на её родине, так что страсть к украшениям, в итоге, спасла вид.

Разгадка головоломки о белых древесных улитках, долго не дававшей покоя биологам, вероятнее всего, заключается в особом расположении, которое испытывали древние полинезийцы к этим симпатичным брюхоногим моллюскам. Разгадать загадку удалось группе исследователей из Мичиганского университета; результаты исследования, опубликованные в британском журнале Proceedings of the Royal Society B, содержат также предложения о возможных способах защиты близкого к исчезновению вида.

Древесные улитки Partula hyaline, впервые обнаруженные на Таити, в настоящее время истреблены завезенными туда в 70-х годах хищными розовыми волчьими улитками. Они также встречаются на южных островах Кука и островах Тубуаи во Французской Полинезии. При этом распределение мест обитания улиток по архипелагам весьма необычно – часто они встречаются всего на одном из целой группы расположенных неподалеку островов.

Еще более загадочным представляется то, что на Таити у древесных улиток, помимо белой, отмечаются самые разные раскраски, тогда как на архипелагах Тубуаи и Кука обнаружены лишь улитки Partula hyaline с белыми раковинами. Более того, на соседнем с Таити острове Муреа (Моореа) и других островах Общества Partula hyaline вообще не встречается ни с белым, ни с цветным домиком.

Подобное странное расселение гастропод озадачивало ученых ещё с 80-х годов позапрошлого века. Выдвигалось множество различных объяснений – например, что белые партулы независимо эволюционировали на отдельных островах. Тем не менее, генетические исследования показали, что P. hyaline родом с Таити, так что улитка была завезена на другие острова. Вопрос заключался в том, как именно это произошло.

Как рассказал руководитель исследования Диармэд О’Фойхил, который заведует зоологическим музеем Мичиганского университета, о том, что полинезийцы завезли некоторые виды улиток на многие острова в Тихом океане, давно известно. Однако во всех этих случаях ввоз был ненамеренным – когда крошечные улитки доставлялись к новому месту обитания вместе с сельскохозяйственными культурами, которые были в ходу у туземцев.

С белыми улиткам всё не так, объясняет биолог: если бы их завезли случайно, то они скорее обитали бы на соседних островах, а не на отдаленных. «Отсутствие этих улиток на близлежащих островах подразумевает, что их целенаправленно везли к удаленным архипелагам», – говорит О’Фойхил.

Для решения проблемы ученые провели ряд генетических исследований. Задача осложнялась тем, что белые улитки на Таити вымерли в результате рискованного биологического эксперимента по контролю над сельскохозяйственными вредителями.

Получается, туземцы спасли одну породу этих улиток от своих потомков, сами о том не подозревая.

В 1969 году на Таити завезли самых крупных улиток – гигантских африканских ахатин, которых предполагалось использовать в гастрономических целях. Местным жителям они показались малопривлекательными, зато им самим пришлась по вкусу еда островитян – овощи и фрукты, которые они и начали активно поедать, вырвавшись на волю и заполонив весь остров. Чтобы сократить численность прожорливых гигантов, в 1975 году привезли их естественных врагов – хищных розовых волчьих улиток Euglandina rosea.

Однако расселившись на острове, розовые улитки отказались от своих старинных привычек, т.к. распробовали вкусных эндемиков и решили изменить свой рацион. Благодаря тонкому вкусу и прекрасному аппетиту эугландин из 61 вида эндемичных улиток островов Общества до сегодняшнего дня дожили лишь 6 видов и среди выживших не оказалось загадочных белых таитянских улиток.

К счастью, в Мичиганском университете хранились сублимированные образцы Partula hyaline, собранные в 1970 году на Таити находящимся ныне на заслуженном отдыхе профессором университета Джоном Бёрчем. О’Фойхил и его коллега Таэвань Ли извлекли и проанализировали ДНК из высушенных при заморозке экземпляров; в их распоряжении также были содержащиеся в Лондонском зоопарке живые партулы. Генетический анализ подтвердил, что белые улитки с удалённых островов имеют таитянское происхождение и неоднократно завозились на места нынешнего обитания в доисторические времена.

По мнению исследователей, причиной тому были эстетические предпочтения древних полинезийцев.
«Мы знаем, что полинезийцы использовали раковины брюхоногих для украшений, и полагаем, что необычность их распространения объясняется эстетической ценностью белых раковин», – говорит О’Фойхил. На Таити, где они встречались довольно часто, белые улитки ценились не слишком высоко. На соседнем Муреа они, вероятно, имели чуть более высокую цену и могли легко доставляться туда благодаря торговле с Таити.

Обитателям же дальних островов белые раковины казались столь редким сокровищем, что желание обладать ими вполне могло подвигнуть островитян на то, чтобы отправиться на Таити, вывезти оттуда живые диковины и попытаться самостоятельно их разводить.

Как говорит биолог, ознакомившийся в процессе написания научной статьи с современными теорией маркетинга и рынком моды, где ценность любого предмета находится в прямой зависимости от его редкости, «сочетание эстетических предпочтений и велений моды обеспечило осуществление маловероятного в ином случае искусственного завоза белых улиток».

Помимо экскурса в историю ювелирных украшений и торговых связей между архипелагами, данное исследование предлагает некоторые варианты решения проблемы сохранения вымирающих улиток, которых с 80-х годов прошлого века разводят лишь в неволе. По мнению биологов, гастропод не стоит везти на съедение к хищнику на Гаити, лучше создать разнообразные популяции на других островах.

Опубликовано: 11 Ноябрь, 2015 | В разделе Популярное